Русские народные сказки, как зеркало веры и новейшей исторической реальности России

Для любого гуманитарного исследования еще более важно, чем для исследования в области  точных наук, определение предпосылок, из которых исходит автор, т.к. в точных науках критерием истинности, как правило, являются количественные совпадения предсказаний с результатами эксперимента, что затруднительно или просто невозможно в гуманитарной сфере. На необходимость четко определить свои позиции и метод указывал еще А.Н.Веселовский [1], подчеркивая, что ошибочные результаты являются следствием ложных предпосылок. Поэтому необходимо определить цель данной работы, точно обозначив «угол зрения», под которым будут рассматриваться русские сказки, а именно: русские народные сказки как отражение веры и исторического пути России.

Следует выделить основные положения данного рассмотрения:

  1. Не происхождение сказок, а современное звучание. Нас будет интересовать не генетика сказок, мифологические и обрядовые корни которых многосторонне изучены [2,3], а современное звучание как результат проинтегрированного по времени национального мировоззрения.
  2. Не структура сказок, а христианская мораль. Обсуждению подлежит не морфология сказок, сделением на мотивы Веселовского [4] или функции Проппа [5], а их мораль и связь с христианскимизаповедями.
  3. Не сходство сюжетов, а уникальность проблем и их способов решения. Внимание уделяется не интернациональности или исключительности сюжетной основы, а игнорируя компаративизм, уникальности национального звучания рассмотренных сказок (не важно, лежит ли в основе бродячий сюжет, на русской почве он изменяется до неузнаваемости).
  4. Не многообразие сказок, а самые популярные из них. Обратимся не к многообразию русских сказок, а к наиболее «вечным сказкам», с которых начинается жизнь каждого ребенка и сюжет которых известен всем без исключения в России.
  5. Не сказки как зеркало истории, а историческая реальность как следствие сказок. Будем интересоваться не творческим фольклорным процессом с позиций этнографизма [6] или хронологического принципа зарубежной компаративности, а проекцией российской истории на русские сказки.

Правомерность последнего тезиса основана на русской же пословице: «Посеешь дело – пожнешь привычку, посеешь привычку – пожнешь характер, посеешь характер – пожнешь судьбу». А что как не сказки лучше всего отражают характер народа?!? Характер, в свою очередь, есть совокупность способов решения жизненных проблем.

«Умом Россию не понять», — с любовью сказал полтора века назад Ф.И.Тютчев, имея в виду рациональный подход к жизненным ценностям. В наши дни в устах людей, непонимающих русской жизни и действительности, полные раздражения выпады против России зачастую начинаются со слов: «В этой стране…». Этим вступлением говорящие стремятся поставить  себя  над российским бытием, не понимая того, что Россия выше их рационального восприятия. В парящей над рациональностью России,  как и в ее сказках, многое можно понять с позиций Православия, потому что именно Православие на протяжении веков являло собой управляющую идею жизни русских людей, их морали и этики. Не станет ли нам более ясным наш сегодняшний день после такого взгляда на русские сказки?

Наиболее интересны в этой связи самые популярные русские сказки, которые первыми приходят на ум и без которых не обходится ни один русский ребенок: «Репка», «Курочка Ряба», «Колобок», «Царевна-лягушка», «Сестрица  Аленушка и братец Иванушка», «Иван-царевич и Серый волк», «По щучьему велению», «Гуси лебеди». Рассмотрим всего четыре из них в соответствии с изложенными принципами.

Главные вопросы, которые будут нас интересовать: о чем сказка и что с ее позиций можно объяснить в нашей сегодняшней реальности. Парадокс, отличающий русские сказки, заключается в существовании глубинных причинно следственных  связей и многоплановости, понять которые удается на основе христианского мировоззрения.

«Репка» кажется самой простой и прозрачной сказкой о пользе общего труда. В этой сказке, текст которой мы все знаем наизусть (и, может быть, поэтому,  привыкнув к ней, не удивляемся тому, что столь алогично выстраивается последовательность вытягивающих репку персонажей), как мы помним, «позвала Жучка кошку… позвала кошка мышку…» Но ведь собака и кошка, кошка и мышь – злейшие враги, а в сказке кошка бесстрашно приходит на зов собаки, а мышка – на зов кошки, что возможно только после  их примирения. Примирение же врагов немыслимо без  покаяния и прощения [7]. «Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими» [Мф V: 9]. Таким образом, в сказке представлено не просто общее дело, а именно то, что называется соборностью – благодатное дело, совершаемое через взаимное покаяние и прощение.

Русская история знает не один пример взаимного примирения ради соборного созидания. Одним из самых хрестоматийных является покаянное посольство новгородцев в 1241 году к изгнанному и находящемуся с ними в ссоре князю Александру Невскому, прощение князем новгородцев, их совместная защита земли русской от тевтонцев, и в результате освобождение Пскова и блестящая победа в Ледовом побоище. «Лицом к лицу лица не увидать. Большое видится на расстоянье» [С. Есенин], поэтому гораздо сложнее разобраться в исторических параллелях современности, т.к. отношение к событиям недавнего прошлого несет на себе печать личностной сопричастности и субъективизма. Репрессии двадцатых-тридцатых годов, направленные против Русской православной церкви и ее служителей фактически поставили верующих вне закона. Несмотря на двадцатилетние гонения в первый же день Великой Отечественной войны митрополит Сергий в своем пастырском послании благословил народ на «защиту священных рубежей Родины». Реакция Советской Власти не заставила себя ждать: в сентябре 1941 года были закрыты антирелигиозные  периодические издания, распущен «Союз воинствующих безбожников». В 1942 году митрополиты Алексий и Николай были приглашены к участию в работе комиссии по расследованию фашистских преступлений. В газете «Правда» наряду с ответами Сталина рабочим, колхозникам и партийным работникам появляются его приветы с благодарностью деятелям Русской православной церкви, организующим сбор пожертвований верующих на создание танковой колонны имени Дмитрия Донского и в поддержку воздушных сил Красной Армии [8, 9]. Пожертвование в фонд колонны имени Дмитрия Донского, в размере 594 742 рублей публично внес Сталин [10]. В мае 1943 года «Правда» опубликовала речь митрополита Киевского и Галицкого Николая, произнесенную им, на третьем Всеславянском митинге в Москве. 4 сентября 1943 года три высших иерарха Русской православной церкви были приняты Сталиным в Кремле, что подвело черту под годами разрыва между государством и церковью. Во время встречи было достигнуто соглашение об избрании патриарха, который бы занял  пустовавший с 1924 года престол. Созванный через 3 дня Поместный собор, первый с 1917 года, избрал патриархом митрополита Сергия. Великая победа над фашистами явилась результатом общих усилий в борьбе, труде и соборной молитве и последующие действия сталинского правительства доказали, что оно разделяло эту точку зрения и примирение государства с церковью было не просто политическим актом, вызванным необходимостью привлечения к борьбе с оккупантами всего населения. Уже после победы над Гитлеровской Германией в августе 1945 года было принято Положение, разрешающее церкви приобретать здания и предметы культа. Новым отношениям между государством и Русской православной церковью была суждена более или менее продолжительная жизнь, вплоть до хрущевских антирелигиозных компаний, а упор на всенародное единство вокруг идеи Советской Родины, наследницы великого русского государства, стал устойчивым  элементом идеологии в послевоенный период. Вместе с тем русская история знает и противоположные примеры, когда ожесточение вместо покаяния и примирения приводило к поражению. Не является ли поражение Белого движения примером такого рода? Причины поражения многократно исследовались непосредственными участниками движения [12,13], советскими и зарубежными историками [14,15,16,17,18] и даже представителями дома Романовых [19] . Сколь бы не казались различными выводы этих аналитиков, все они сходятся в одном: «Нельзя воевать против своего народа и нельзя победить, ненавидя свой народ». Белое движение, объединившись с Антантой и возвращая на захваченных территориях землю прежним владельцам, лишилось поддержки крестьянства и предстало в глазах народа оккупационным. Позднее осознание залога победы звучит так: «Любить мы должны Россию и народ русский, эта любовь должна выражаться в стремлении понять новое мировоззрение русских людей» [20]. «Работа каждого на благо государства» — принцип, проводимый в жизнь ими, вполне приемлем для каждого из нас» [21]. Этими словами заканчивается книга воспоминаний Великого князя Александра Михайловича, лишенного Родины и многих членов своей семьи. Быть может потому, что нам самим не чуждо покаяние и прощение, и не удивляет нас «Репка».

«Колобок» – сказка об ослушании. Ее уникальность в том, что в отличие от подавляющего большинства русских сказок она имеет плохой конец. О непослушании и ослушании есть множество сказок, в том числе и русских, например, «Сестрица  Аленушка и братец Иванушка», которая кончается вполне благополучно. В чем же тяжесть проступка Колобка? В отличие от братца Иванушки, ослушавшегося свою старшую сестру, Колобок уходит от своего творца и, как результат, погибает в сетях лукавого вследствие собственной гордыни. Гибель отступников в лукавых сетях имеет массу исторических примеров, наиболее ярким из которых является трагический уход с политической арены верхушки партийного аппарата, совершившего Октябрьский переворот 1917 года. Виднейшим деятелям революции не помогли ни сосредоточенная в руках мощь победоносной Красной Армии (М. Фрунзе), ни всенародная  и внутрипартийная популярность (С. Киров), ни экономическая компетентность и прозорливость (Н. Бухарин, А. Рыков, М. Томский), ни конспиративный опыт и харизматичность вождя (Л. Троцкий), ни заслуги в индустриализации (Г. Ордженикидзе), ни публичное покаяние  и оговор в контрреволюционной деятельности товарищей по партии (Г. Зиновьев, Л. Каменев). Политическая и физическая гибель ветеранов старой большевистской гвардии была различной. 31.10.25 Фрунзе умер на операционном столе, на котором оказался против своей воли, но по настоятельному требованию ЦК ВКП(б). 01.12.34  Киров был убит в коридоре Смольного молодым коммунистом Л. Николаевым. Зиновьев, Каменев, Рыков, Бухарин расстреляны в 1935 ÷1938 годах как враги народа. 24.08. 35 Томский и 18.02.37 Ордженикидзе, доведенные до отчаянья, покончили жизнь самоубийством. На своей вилле в Мексике в 1940 году Троцкий был убит подосланным советским контрразведчиком Р. Меркадером. Для зла приемлемы все средства, этим оно сильно, и люди, добровольно отказавшиеся от помощи Всевышнего, неизбежно становятся жертвами лукавого. Не плохо, памятуя об этом,  читая  детям «Колобка», хотя бы обратить детское внимание на то, что от сильного медведя, страшного волка и быстроногого зайца, колобку уйти удалось, самоуверенность и бахвальство ему в этом не помешали,  но эти же качества явились причиной его  гибели в зубах хитрой лисицы.

«Курочка Ряба» – самая непостижимая для рационального восприятия сказка, даже среди русских. Все начинается с того, что курочка Ряба снесла деду и бабе не простое яичко, а золотое. Со сказочной точки зрения в этом ничего удивительного нет. Но дед и баба не испытывают ни радости по этому поводу, ни благоговения перед золотым яйцом, напротив, они тщетно пытаются его разбить. Дальше больше: что не смогли сделать старики, легко удается мышке: «Мышка бежала, хвостиком махнула, яичко упало и разбилось».  Вот тут-то, казалось бы, и порадоваться деду и бабе – дело сделано, ан нет: «Плачет дед, плачет баба, а курочка их утешает»,  и утешает снова предельно алогично: «Не плачь дед, не плачь баба, я снесу вам другое яичко: не золотое, а простое». Вот уж действительно на такое утешение своего фермера, вряд ли решилась бы американская курочка.  Не только иностранных, но и русских, рационалистов фольклористов столь алогичный конец популярной сказки поставил в тупик до такой степени, что ими была выдвинута версия, по которой яйцо, якобы, вначале было простым, но дед и баба не могли его разбить, что удалось мышке, и тогда курочка, утешая их, посулила снести золотое яичко. Эту версию как генеалогическую можно принять или отвергнуть, но это предыстория, нас же интересует другой вопрос: почему в ХХ и на рубеже ХХI века, одной из самых популярных сказок в России является «Курочка Ряба» с ее утешительным простым яйцом взамен золотого и что все это значит?

При прочтении этой короткой сказки с позиции евангельских истин многое оказывается очевидным и не вызывает удивления. Старики, храня Бога в душе, не испытывают восторга перед золотым яйцом. «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать а о другом не радеть. Не можете служить Богу и маммоне» [Мф VI: 24]. Дед и баба стараются разбить яйцо, т.к. оно не представляет для них ценности, но по грехам их Бог не дает им сил. Сознавая собственное бессилие как наказание, и плачут они, когда яйцо разбивает маленькая мышка, для которой в золотом яйце нет никакой корысти. «Так будут последние первыми и первые последними» [Мф ХХ: 16]. Утешая стариков, курочка обещает снести им простое яичко – символ жизни вечной, которым обмениваются верующие люди на Пасху. С этой точки зрения мораль сказки очевидна: золото дает не власть, но бессилие, что имеет непосредственную проекцию на наш сегодняшний день. Достаточно проанализировать статистику громких заказных убийств в России за годы Перестройки и Периода реформ, чтобы заметить, что все они совершаются даже не из политических, а исключительно из финансовых соображений. Получается, что обретшие золото бессильны защитить даже собственную жизнь и жизнь своих близких.  Не случайно,  что тема преследования и гибели удачливых предпринимателей широко отражена в современных российских боевиках. Следует отметить, что в «Курочке Рябе» таятся и корни возможной непредсказуемости российских партнеров, участвующих в международных коммерческих структурах. Как знать, не придет ли в голову русскому коммерсанту, воспитанному на «Курочке Рябе» и воспринявшему на подсознательном уровне евангельскую истину: «Не собирайте себе сокровищ на земле» [Мф VI: 19], начать вдруг разбивать золотые яйца в надежде на спасительные простые.

«Царевна-лягушка» — сказка, в основе которой лежит бродячий сюжет. Сказки с похожими названиями есть у многих народов, например, монская сказка «Принцесса-лягушка», сингальская «Лягушачий наряд», хорватская «Девица-лягушка» и др. Сходство этих сказок с русской ограничивается тем, что на лягушке женится принц, причем в восточных сказках он делает это по неведенью после заочного сватовства, затем жена превращается в девушку, а супруг сжигает ее лягушачий наряд, что и является счастливым концом.  В хорватской сказке принц женится на лягушке уже преобразившейся в прекрасную девушку, обладающей сладкозвучным голосом и мудростью. Иное дело в сказке русской: не по недоразумению или за  достоинства берет Иван-царевич в жены лягушку. Он берет ее даже без какой-либо надежды на ее преображение, более того, готовый к насмешкам со стороны братьев. Герой русской сказки женится на лягушке исключительно по смирению, не противясь воле отца. «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю» [Мф V: 5] .  Смиренно сносит Иван-царевич не только насмешки братьев, но и нелепые приказы отца. Примечательно, что все сказки, кроме русской, благополучно заканчиваются уничтожением лягушачьей шкуры, а в русской с этого момента начинается новая функция. Да и сам факт уничтожения шкуры ставится Ивану-царевичу не в заслугу, как в зарубежных сказках, а в вину: «Не ты надел шкуру, не тебе и снимать». За нетерпение герою приходится расплачиваться долгими странствиями в поисках своей суженой. А странствуя  по свету, Иван-царевич и всего-то совершил, что не убил зайца, не убил утку, не убил медведя, спас, а не съел щуку, хотя был силен, ловок, вооружен и к тому же очень голоден. Он проявил милосердие. «Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут» [Мф V: 7]. Действительно, вместо смертельного боя с Кощеем Бессмертным, Ивану-царевичу для победы достаточно в конце сказки лишь отломить конец иголки, на котором находится кощеева смерть. Важно отметить, что при всем своем милосердии сговор с темной силой, воплощенной в Кощее, для Ивана-царевича исключен. На вопрос, о чем эта сказка, следует ответить: о терпении, смирении и милосердии.

Обращаясь к историческому опыту, следует отметить, что практически вся история России является иллюстрация к этой сказке. Людей же чуждых  православию почти так же, как русская «непредсказуемость», раздражает терпение и смирение народное, и непонятно им, неверующим, что именно эти качества помогают не только выстоять в любых обстоятельствах, оставаясь людьми, но и изменить ситуацию в свою пользу. Обратимся к картине развития сельского хозяйства в XX веке, которая представляет собой многократную принудительную переориентацию крестьянства от личных к коллективным формам хозяйствования на фоне переселений, отчуждения от земли и прямого закрепощения. Сколько раз все разрушалось «до основания, а затем» через терпение и титанический труд крестьян возвращалось на круги своя на новом уровне. Отмена крепостного права и освобождение крестьян без земли, привели к формированию крестьянской общины. Реформы Столыпина, начиная с 1906 года, были направлены на разрушение крестьянской общины и укрепления слоя зажиточных крестьян — работников и собственников. Возникающие земельные проблемы пытались решать с помощью массовых переселений в Сибирь. Хотя процесс переселения и землеустройства был организован не лучшим образом, к 1913 году производство сельскохозяйственной продукции было выведено на такой уровень, по которому потом равнялись до  конца 70 годов ХХ века. Первая мировая война увела крестьян с пашни, лишив страну производителей хлеба. Большевистский «Декрет о земле» отменял частную собственность на землю и вводил ее равное подушное распределение. Политика «военного коммунизма» и продразверстки дочиста очистила амбары, полностью уравняв всех крестьян по положению и обрекая деревню на голодную смерть, одновременно стимулируя к кооперации. Кронштадский мятеж и другие выступления против политики большевиков привели к замене продразверстки продналогом, в соответствии с новым ленинским тезисом: «Только соглашение с крестьянством может спасти революцию в России, пока не наступила революция в других странах». Продналог, ознаменовавший собой НЭП в сельском хозяйстве, возродил рыночные отношения. С 1921 по 1927 годы крестьянам вновь позволили работать в своих личных хозяйствах, что подняло сельскохозяйственное производство. Как только у крестьян появились излишки, государство снизило закупочные цены, желая провести индустриализацию за счет экспорта дешевого хлеба, а в ответ на недовольство крестьян под предлогом «крестьянского бунта» и «кулацкой угрозы» провело новую продразверстку. Результатом такой политики стали: 1) массовая насильственная коллективизация  под руководством двадцатипятитысячников (1929, 1930, 1931 годы), 2) организованный государством голод, унесший 4-5 миллионов жизней в 1932 году только на Украине,     3) репрессивные меры по отношению к крестьянам (Закон об уголовной ответственности от 07.08.1932 за подрыв Советской Власти – 58 ст. Уголовного кодекса), переселение раскулаченных семей в отдаленные районы Сибири  и Казахстана. Насильно превращенные в колхозников крестьяне, перестав быть хозяевами, превратились в граждан второго сорта. Несмотря ни на что, в 1937 году по производству зерновых был достигнут уровень 1913 года. Колхозы стаи кормить страну (в 1937 отменены продуктовые карточки, введенные в 1929 г). 1941 г – опять война, опять уход работников и выжженная земля, опять голод и послевоенное закрепощение крестьян и опять восстановление сельскохозяйственного производства и личных хозяйств, вопреки всем обстоятельствам. В конце 50-ых годов – хрущевский волюнтаризм с уничтожением личного поголовья скота, целинной и кукурузной эйфорией и снова организованный сверху продовольственный дефицит. Только во второй половине 60-ых годов был положен конец юридической дискриминации крестьян: колхозники получили право на пенсию, социальное страхование и гражданский паспорт, а сельское хозяйство из длительно эксплуатируемой в интересах промышленности сферы, превратилось в активно инвестируемую область народного хозяйства. Однако длительная эксплуатация деревни имела катастрофические последствия, выразившиеся в массовом исходе молодого населения из сельской местности.  И без того тяжелое положение в деревне осложнилось политикой бесперспективных деревень и укрупнения колхозов. Наконец, перестройка  с полным развалом колхозов и совхозов, переориентация их на товарищества  и насаждение фермерства. Воистину,  сто лет разрушали сельское хозяйство России и добились-таки того, что трудно сейчас ответить на вопрос: «Кто же нас кормит?»  Были в нашей истории смутные  времена, но через любовь к своей земле, терпение, труд и молитву выходили из них русские люди. Кажется, перестаньте постоянно трясти и перестраивать, ставя все с ног на голову, и все сможем стерпеть, ко всему приспособимся, и останется только отломить кончик иглы с кощеевой смертью.

Многотерпелив русский народ, но с вражьей силой в сговор не вступает и реки свои ни северные, ни сибирские вспять повернуть все-таки не дал.

Хочется верить, что верный своим традициям народ наш сможет все превозмочь, не сворачивая с предначертанного Свыше своего пути.  Вот только бы не свернуть, поддавшись чуждой агитации о материальном благополучии, которое никогда не ставилось в России во главу угла: «Не хлебом единым жив человек». Именно этот принцип всегда лежал в основе российского бытия и в основе русских сказок. Наше перестроечное и смутное время, когда не платили зарплату, не работало отопление даже на предприятиях Москвы, не было света в целых регионах, а люди вопреки всему продолжали делать свое дело, указывает на то, что не зря нам в детстве читали русские сказки с их христианской моралью, они живут в нас.

Русские сказки, являя собой незамутненный источник евангельских блаженств, во все времена на подсознательном уровне питали души российских детей. Однако  в настоящий момент есть серьезные причины для тревоги. Вытеснение  русских сказок сегодня из детства наших ребятишек темными компьютерными и диснеевскими мультфильмами, фильмами ужасов и жестокими компьютерными играми может иметь необратимые последствия. Необходимо бороться за сохранение русских сказок в жизни наших детей, в этом один из залогов нашего самобытного существования, сохранения веры православной и нашего назначения  как Святой Руси.

Е.Н.Аксенова, к. ф.-м.н., доцент МИФИ (ГУ)

Литература:

  1. А.Н. Веселовский, Справочная мифология и ее метод — Собр. Соч т. XVI. Статьи о сказке. М., Л.: 1938, с. 83-128
  2. Р.М. Волков,  Сказка. Разыскания по сюжетосложению народной сказки,  т.1, Великорусская сказка, Одесса, 1924
  3. В. Я. Пропп, Исторические корни волшебной сказки. Ленинград, ЛГУ, 1986
  4. А.Н. Веселовский, Поэтика сюжетов. М.,1913
  5. В. Я. Пропп, Морфология сказки, М., 1969
  6. В.Я. Пропп, Сб. статей. Типологические исследования по фольклору. М.1975
  7. Иерей Евгений Соколов храма Поморского Государственного Университета Архангельской епархии, Устное сообщение. Рождественские чтения. Москва 30.01.2003 г.
  8. Газета «Правда» №№ 352, 356, 1942
  9. Газета «Правда» №№ 1, 5, 1943
  10. Газета «Правда» № 86, 1943
  11. Газета «Правда» № 120, 1943
  12. Революция и гражданская война в описании белогвардейцев в 5-ти томах, Госиздат  М.-Л., 1927
  13. Деникин, Юденич, Врангель. Составитель  С.А. Алексеев, Отечество, М., 1991
  14. Г.З. Иоффе, Крах российской монархической контрреволюции, М., 1977
  15. Г.З. Иоффе, Колчаковская авантюра и ее крах, М., 1983
  16. Г.З. Иоффе, «Белое дело»: генерал Корнилов, М., 1992
  17. В.Н. Тростников, Путь России в двадцатом столетии Чудесная Россия, М., 2001
  18. Н. Верт, История советского государства, Пер. с франц. Прогресс Академия, М., 1995
  19. Великий князь Александр Михайлович, Книга воспоминаний, Современник , 1991
  20. Там же с.266
  21. Там же с.267

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>